Что нужно для шитья. Часть III.

Пуговицы, крючки, кнопки.


"Вы можете стать архангелом, дураком или преступником, и никто не заметит этого.

Но если у Вас отсутствует пуговица - каждый обратит на это внимание."

(Э.М. Ремарк)


  

Давным-давно-предавно, когда... В общем, началась эта история, а, вернее, истории, очень и очень давно. Одним словом, история застежек тоже уходит своими корнями очень глубоко, в самые доисторические времена. Тогда пуговиц, да и вообще никаких застежек попросту не было. И люди не могли застегиваться по одной простой причине - потому что застегиваться было попросту не на что. Ходить нараспашку было неудобно, неуютно и неэстетично, поэтому вся одежда либо завязывалась шнурками и поясами, либо закреплялась неким подобием булавки из подручных материалов. Например, древние наши прародители соединяли куски подобия своей одежды шипами, колючками от растений, заостренными косточками животных или просто деревянными палочками. В Древнем Египте предпочтение отдавалось пряжкам, либо часть одежды просто продевалась в отверстие, сделанное в другом куске одежды и вся эта конструкция завязывалась на узел.

   Самые древние пуговицы были найдены при раскопках, проводимых археологами в долине реки Инд, а это, примерно, III век до нашей эры (2800—2600 г. г.). Вообще, Индская цивилизация весьма активно пользовалась пуговицами. Пример тому найденные при раскопках пуговицы из ракушек (приблизительно 2000 год до н. э.), самые ранние из них были найдены в Мохенджо-Даро (долина Инда), их возраст составляет около 5000 лет. Примечательно, что пуговицы из долины реки Инд были прежде всего украшением.

   Пуговицами довольно широко пользовались и древние греки, и скифы, и римляне. Древние пуговицы были найдены и в Китае (примерно, 2000 - 1500 г. до нашей эры). При раскопках в Гобекли-Тепе (юго-восток Турции) были найдены каменные пуговицы, датируемые примерно 1500 годом до нашей эры. А в Германии первые пуговицы, на которые застегивали одежду, появились в XIII веке - к счастью, кому-то из практичных немцев пришла в голову светлая идея сделать петельку, в которую продели пуговицу.

   В средние века, когда в моде были костюмы и платья облегающего силуэта, сшитые строго по фигуре, пуговиц не было. Одежду надевали и зашивали прямо на человеке. Придумали даже особый, хитрый шов, который достаточно было просто потянуть за одну нить и процесс "раздевания" намного упрощался. Но это было не очень удобно. Вернее, было совсем неудобно. И тут на помощь пришли пуговицы. Но позволить себе такую роскошь могли только люди богатого сословия, потому что пуговицы в то время изготавливались из драгоценных материалов - золота, серебра, жемчуга. Самые дорогие пуговицы изготовлялись из цветных бриллиантов. Чем больше было пуговиц на костюме человека, тем, соответственно, был выше и его социальный статус. Например, у короля Франции Франциска I был костюм, на котором было нашито более тринадцати   с половиной тысяч пуговиц. Любопытный факт - самыми ненадежными оказались пуговицы на мундирах наполеоновских солдат, они были сделаны из алюминия, который не выдержал русских морозов (всего лишь в 13'С) и буквально крошился, внося тем самым, свои посильные "пять копеек" в разгром французской армии.

   По прошествии некоторого времени возможность пришивать пуговицы к своей одежде получили и другие слои населения. Изготавливались они из простых и дешевых материалов. Пришла эпоха деревянных, из олова с медью, а потом дошла очередь и до стеклянных пуговиц. Пуговицы были и из ткани, кожи, янтаря, слоновой кости, керамики. Но уже в это время пуговицы стали неким знаком отличия, потому что их делали с рисунком-штампом, по которому можно было без труда определить к какому ведомству принадлежит тот или иной мундир. Новый Свет познакомился с пуговицами в 1706 году.

Но вплоть до конца XIX века пуговицы  продолжали оставаться настолько дорогим товаром, что их берегли, перешивали с одной одежды на другую и передавали по наследству.

   Кто именно изобрел пуговицу до сих пор точно не известно. Мнения ученых и археологов расходятся: одни  считают ее родиной Азию, другие склоняются к мнению, что пуговицы придумали в Риме, в Греции.

   В России пуговицы стали известны с, примерно, VI века. Но в те времена это был, скорее, оберег. Они были полыми, а внутри помешался какой-нибудь камушек, чтобы они были звучащими. Само слово "пуговица" в русском языке несет тот же корень, что и слово "пугать". Историки считают, что это совпадение далеко не простая случайность. Эта вещица служила оберегом, защитой от неких темных сил, отпугивала зло.

Эти пуговицы чаще всего просто пришивались на одежду, даже без петельки. Самое интересное, что в те времена шубы стоили намного дешевле, чем пуговицы. Но позже, европейская мода пришла и в Россию, и тогда пуговица стала все чаще применяться как обязательный атрибут одежды в смысле ее практического применения по прямому назначению, то есть, как застежка.

   За прошедшие века каких только пуговиц не было.

Многие из них стали экспонатами в музеях, в частных коллекциях. Ну, а современные галантерейные магазины по сей день радуют нас широчайшим разнообразием и многоликостью этого скромного, но такого нужного предмета в нашем обиходе.


Это интересно.


   В допетровской России каждый вид платья должен был быть обшит определенным количеством пуговиц. К примеру, к кафтану обязательно нужно было пришить 3,8,10,11,12,13,19 пуговиц. А вот шуба оснащалась от 8 до 16 пуговицами.

Самое большое количество пуговиц нес тегиляй (стеганый кафтан с короткими рукавами, их носили и ратники, и царствующие особы). На одном из тегиляев Ивана Грозного было 48 золотых пуговиц, а на другом - 68. А иначе как же отличить царствующего повелителя от простого ратника?

   В современном мире с регламентом уже как-то стало попроще. То есть, его, как такового, можно считать несуществующим. Но вот правила приличия все же должны как-то соблюдаться. Иными словами, на платье в стиле "сафари" должны быть одни пуговицы, а на костюме от  Шанель - другие.

   Что же еще можно сказать интересного? Ну, вот еще, к примеру: на мужской одежде пуговицы пришиваются справа, а на женской - слева. Почему? Принята такая версия, что во времена рождения и внедрения в обиход пуговиц мужчины одевались сами, а женщин - одевали служанки, потому-то и были для них (для служанок!) пуговицы пришиты в зеркальном отражении.

   Или вот еще интересный факт: Петр I издал указ о том, что к обшлагам рукавов на солдатских мундирах с внешней стороны должно пришивать оловянные пуговицы, дабы не позволять солдатам вытирать по привычке после еды рукавами нос и рот, проще говоря, речь шла о сбережении ценного казенного сукна.

   Или вот еще: найти пуговицу - это очень хорошая примета, а если дорогу перебежала черная кошка, то тут достаточно прикоснуться к пуговице и можно смело идти дальше.

   Итак, пуговичное искусство (а это и в самом деле было настоящим искусством!) достигло  расцвета в XVIII веке. Тогда начали появляться застежки с эмалью, копирующих знаменитые работы Буше и Ватто, пуговицы из наплавления стекла и фарфора на медную или золотую проволоку. Некое подобие венецианских стеклянных пуговиц было и в Китае, причем, задолго до венецианских. В XV веке там была создана фарфоровая школа Сатсума, мастера которой расписывали пуговицы пейзажами и цветочными букетами. Китай конца  XVIII века подарил миру еще одну редкость - китайские трафаретные пуговицы (china stencils) из фарфора. Эти пуговицы были сделаны в технике китайских узоров - голубые, черно-белые, темно-зеленые. Таких пуговиц сохранилось лишь десяток-другой. Кстати, секрет такой росписи в стиле модерн так до сих пор и не раскрыт.  Правда, это никак не помешало в тридцатых годах прошлого столетия, когда была изобретена пластмасса, изготовить трафаретные пуговицы в новом  материале. И теперь миллионы могут любоваться их неповторимой красотой.

   И с тех пор ничего особенно нового и выдающегося в пуговичном деле изобретено не было. Но уже всего того, что было создано, хватит не только на наш век, но и нашим потомкам с лихвой. Можно с уверенностью сказать, что сейчас очень мало у кого в гардеробе есть вещи, на которых полностью отсутствует скромная, маленькая пуговка. Про верхнюю одежду и говорить нечего. Нет, ну, можно, конечно, и через голову, и нараспашку, но ведь это неудобно и поддувает так же, как и в доисторические времена. А потому без наших верных пуговиц просто никуда. Они до сих пор в моде. Без этой скромной фурнитуры дизайнерам было бы невозможно создавать свои шедевры. И даже, если учесть тот факт, что в современной моде пуговица стоит далеко не на первом месте, именно ей отдается больше всего  предпочтений. Да, кнопки, "молнии", липучки - это удобно и быстро (с учетом современных скоростей), но все же пуговица гораздо надежнее. Почему? Да потому что ее гораздо легче заменить, чем ту же "молнию". В Канаде есть замечательный памятник скромной труженице, великолепной и незаметной, роскошной и простенькой, но вечно необходимой - Пуговице.


   Несомненно, очень многое изменилось в нашем мире, в мире наших вещей из привычного нам обихода. Нынешние супер-современные технологии предлагают огромный выбор новинок, окончательно срывая таинственные покровы и беззастенчиво обнажая изнанку.  Но... память тела, память пальцев уничтожить невозможно. И, чем более прохладная погода за окном, чем сильнее ветер, тем мы чаще и чаще обращаемся к родной пуговице, которая хранит не только тепло нашего физического тела, но еще и умудряется сохранить и сберечь тепло нашей души.

    Теперь подарим немножко внимания следующей застежке. Крючок.

Он появился гораздо позже пуговицы, но так же играет немаловажную роль в соединении частей одежды. Только в отличие от пуговицы, крючок состоит из двух частей - собственно, сам крючок и петелька, за которую его зацепляют. Следует отметить, что одежда дам XIV-XVI веков была вся сплошь на крючках. Их было много, их было ужасно много! Остается только пожалеть задерганных служанок, которые были вынуждены по несколько раз в день застегивать и расстегивать это умопомрачительное количество крючков. Впрочем, своей актуальности крючок не потерял и сегодня. Его активно используют как в нижнем белье, так и в верхней одежде.

   Конечно, история крючка не так богата исторической родословной, как, скажем, пуговица. Никаких украшений на нем не предусмотрено. Но все же, в качестве фурнитуры он абсолютно незаменим для некоторых отдельных деталей одежды. А вот внешний вид у крючков весьма разнообразен. Тут и большие, и средние, и самые маленькие крючки, крючки для шуб, мужских брюк, женских юбок, для курток и пальто, для блузок и нижнего белья. Впрочем, рукодельницы умудряются и из этого весьма скромного аксессуара извлечь массу приятных новшеств, применяя его в совершенно неожиданных вариациях.

   Следующий материал мы посвятили еще  одному очень компактному фиксатору одежды - кнопке, которая в свое время не только произвела фурор, но даже совершила небольшую, но очень уверенную революцию в необъятном мире застежек.

  

История кнопочки, как застежки, началась ориентировочно в конце XIX века. Но пальму первенства у пуговицы и крючка она отобрала довольно решительно и быстро. А случилось это по той простой  причине, что такая застежка весьма удобна в промышленном, масштабном объеме производства одежды. Здесь упор делался на ту легкость, с какой кнопка соединяла детали одежды из кожи и очень плотных тканей, что ощутимо увеличивало производительность. К тому же для кнопки не требовалось разрезать ткань, а это было огромным "плюсом".  Но был здесь и "минус" - если кнопка ломалась, то для ее замены нужно было дополнительное время, либо ее вообще нельзя было заменить. Но все же очень многие швейные производства все чаще практиковали в качестве застежки именно кнопку, которая позволяла красиво и элегантно оформить потайную застежку. Если верить статистике, то каждый из нас застегивает-расстегивает кнопки в среднем за год что-то около 8000 раз.

   Первое упоминание об официально запатентованном изобретении - кнопки - относится к 1885 году, которую в течение буквально нескольких лет разработчики фирмы Prym доработали и представили миру в том виде, который актуален до сих пор. Ганс Прим окончательно усовершенствовал эту застежку 25 июля 1903 года. Его идея моментально была претворена в жизнь, и вот улучшенная модель кнопки уже вовсю применяется на производствах, занимающихся изготовлением одежды, сумок, обуви. Запоминающееся сочетание «Prym Zukunft» (в буквальном смысле «Будущее Прим») стало одним из брендов кнопочной индустрии и получило широчайшую мировую известность, ну, а креативный маркетинг очень быстро вывел кнопку Prym в бесспорные и абсолютные лидеры.

    Конечно, практичность кнопки, как застежки, неоспорима и намного превосходит в этом пуговицы, "молнии", липучки, крючки вместе взятые. А незаметность кнопки, ее практичный дизайн не только позволяет оставаться весьма востребованной (как и ее ближайшей родственнице - заклепке), не только элегантно закреплять те места одежды, которые наиболее подвержены износу, не только быть еще одним декоративным украшением одежды, но еще и служить для узнаваемости того или иного бренда.

   Кнопки так же бывают самых разных размеров - от самых крохотных, которые исправно служат невидимыми застежками на тончайшей блузке или легком, летнем платье до так называемых перчаточных кнопок, которые оторвать, в общем-то, еще нужно очень сильно постараться. Их разнообразие действительно очень велико - от обычной, скажем, на куртке, до магнитной на сумочке или барсетке. Бесспорно, это и удобно, и элегантно, и  модно. Да и вообще, о каком бы типе одежды не зашла речь - будь то детская одежда, женская, мужская, костюмы, куртки, жилеты, несомненно, бОльшая часть потребителей отдает предпочтение именно кнопкам, которыми фиксируются выбранные модели. Потому что это быстро, это легко и это просто красиво.

   Следующая застежка, о которой сейчас пойдет речь,  - "молния".

Ее путь к всеобщей любви и поклонению оказался весьма долгим, тернистым и даже мучительным. Она была запатентована осенью 1891 года, как "застежка для обуви", но только лишь в 1923 году "молния" уверенно вышла в массовое производство. Сейчас эта чудо-застежка прочно вошла в нашу повседневную жизнь, служа нам верой и правдой, став практически незаменимой на обуви, в одежде, на сумочках, чемоданах и даже в качестве украшения.

А в 1941 году один швейцарский инженер изобрел "липучку", благодаря обычному растению - репейнику.

Липучки мгновенно завоевали признание и любовь среди спортсменов-горнолыжников, аквалангистов и космонавтов. Сегодня липучка, как и "молния" - это повседневный атрибут нашей обуви и одежды.

   Итак, продолжим экскурс в прошлое застежки "молнии". Над ее изобретением и усовершенствованием работало несколько разных изобретателей. Самым первым её "отцом" принято считать американского изобретателя швейной машинки - Илайеаса Хоу. В 1851 году он пытался запатентовать свою застежку "молнию", но на тот момент его идея почему-то не нашла никакого отклика среди производителей одежды, и она так и осталась мертворожденной. Спустя 20 лет, в 1871 году в Чикаго случился страшный пожар, который вошел в историю Америки, как самый большой и разрушительный. В пламени того пожара каким-то образом оказалась маленькая девочка, которая непременно погибла бы, не окажись там некий чертежник Стайл. Он спас девочку, но повредил себе спину, когда спрыгнул со второго этажа. Стайл лечение прошел, но все равно травма весьма ощутимо давала о себе знать, потому что наклоняться, чтобы зашнуровать обувь ему было трудно. И вот Стайл обращается с просьбой к своему другу Уиткомбу Джадсону. Для справки - Уиткомб Лео Джадсон (англ. англ. Whitcomb L. Judson ) - инженер-изобретатель, на счету которого уже было 12 официально зарегистрированных патентов. Так вот, наш скромный герой обращается к Джадсону с просьбой, чтобы тот придумал такую хитроумную застежку, которая помогла бы безболезненно наклоняться  и застегивать обувь только одной рукой. Вот так Стайл помог своему другу-изобретателю, что называется, "выловить" идею буквально из воздуха. Однако, не нужно считать, что Джадсон украл идею у Хоу. Вовсе нет! Джадсон - изобретатель абсолютно честный и разработал свою идею  вполне самостоятельно. На самом деле, все более чем просто - потребитель весьма активно нуждался  в этом, необходимость такой застежки нарастала с каждым новым днем все больше и больше.

   И вот, 7 ноября 1891 года патентом под номером 504038 была зарегистрирована знакомая всем нам "молния". На тот момент имя у этого изобретения звучало как  "застежка для обуви" и представляла она собой две цепочки - с одной стороны петельки, с другой - крючки, которые сцеплялись при помощи специального "ключа"-язычка (“claps locker”), который при переворачивании расстегивал изделие. В 1894 году Джадсону удалось привлечь заинтересованных инвесторов и даже создать свою компанию «Universal Fastener», в обязанность которой входил выпуск только одного-единственного изделия - новоизобретенной застежки.

   И глава компании Льюис Уокер, и партнер Джадсона Гаррир Эрл были твердо уверены в полнейшем успехе нового изобретения. Но, увы, их оптимистичным ожиданиям долго не было суждено свершиться. Люди почему-то весьма неохотно принимали новое изобретение в области застежек. Не смотря на его удобство, оно все же было не очень надежным, а люди (как бы это нелепо ни звучало) попросту не умели пользоваться таким типом застежек. Сейчас это кажется даже абсурдным, смешным, но тогда, в конце XIX века, Джадсону было точно не до смеха. Тогда к каждой модели "молнии" было обязательно приложение - инструкция, как правильно пользоваться новой застежкой. Причем, инструкция содержала ни много-ни мало, аж целых две страницы. Но усилия не оправдывались, "обучение" впрок никак не желало идти. Впрочем, как вариант, можно предположить, почему именно это случилось, - фокус в том, что сама "молния" стоила дороже самой обуви. Но, поскольку процесс производства новой застежки требовал больших затрат, то и мера эта была вынужденная.

   Самым крупным заказом у компании можно с уверенностью назвать 20 (ДВАДЦАТЬ!) "молний" для нужд американской почтовой службы. Джадсон и Ко был близок к банкротству. Необходимы были самые активные действия, причем, сразу, сейчас и вообще, желательно еще вчера. И в 1904 году Джадсон совершенствует конструкцию, поместив крючки и петельки на матерчатые ленты. И теперь такую застежку можно было не крепить к обуви, а надежно пришивать. К сожалению, и этот креативный ход не принес ощутимого результата. Положение было не просто плохим, оно было ужасающе бедственным.

   В 1905 году компанию все же пришлось реорганизовать. Её переводят из Чикаго в Хобокен (штат Нью-Джерси). Количество желающих приобрести усовершенствованные застежки упрямо не желало увеличиваться, и Уокер принимает решение - пригласить к сотрудничеству американского инженера (урожденного шведа) Гидеона Сундбэка. На тот момент Гидеон работал на “Westinghouse” (разработка новейших технологий в области электричества). На то время работа в компании, находившейся буквально на самом верху  научного прогресса, была настолько престижной и перспективной, что переход Гидеона в никому не известную хиреющую фирму, которая не может похвастаться ничем, кроме неудачного бизнеса, выглядит по меньшей мере сверх глупостью. И, тем не менее, это произошло. Конечно, можно было покривить душой и предположить, что молодой инженер был настолько охвачен новой идеей, что  целиком и полностью поверил в гений Джадсона. Но...на самом деле причина была вполне бытовая - любовь к дочери одного из менеджеров "Universal Fastener". Любовь...О! Это чувство, великое и таинственное. Оно, порой, толкает человечество еще и не к таким безрассудным поступкам...Справедливости ради, все же следует все отметить, что эта пара в 1909 году все-таки счастливо создала семью.

    В этом же году уходит из жизни сам Уиткомб Джадосн. Уходит, так и не дождавшись признания своего детища, не увидев его триумфального "звездного часа". Но он всегда истово верил в него и эта вера все же оправдалась, спустя некоторое время. А молодой Сундбэк полностью оправдал надежды и чаяния своих боссов. Он не просто модернизировал "молнию", он придумал абсолютно новую конструкцию и дал ей название "Hookless N1" (Бескрючковая N1). Процесс изготовления был значительно упрощен, увеличилось количество зубчиков, для их скрепления была приспособлена специальная пружинка.

   Однако творческий полет мысли Гидеона Сундбэка на этом не закончился. Спустя год он придумывает новую конструкцию и называет ее " Hookless N2". Этот вариант уже был очень сильно похож на нашу современную "молнию". Но внедрение новшества вновь застопорилось. Память владельцев компании была все еще болезненно-свежа, они хорошо помнили предыдущий тяжелый провал их предприятия, поэтому вполне понятно, почему они отнеслись с очень сильным недоверием и даже скепсисом к новой модели. Правда, первые четыре застежки были проданы в конце 1914 года довольно быстро. Может, тому причиной была весьма символическая цена - 1 доллар за штуку. Но, к счастью, фортуна все же соизволила милосердно улыбнуться предпринимателям, причем, самым ошеломляющим образом.  В 1917 году Америка вступила в Первую мировую войну и...обмундирование американских солдат буквально было расчерчено сверкающими новенькими "молниями". Они были везде: на летных комбинезонах, куртках, карманах, на брезентовых чехлах, которыми укрывали самолеты - везде царила она, теперь уже знаменитая застежка Уиткомба Джадсона! Удобство нового замка был мгновенно оценено не только военными, но очень скоро и гражданское население было буквально помешано на "молнии". Многострадальный путь "Молнии" увенчался оглушительным успехом, наконец-то она была признана раз и навсегда.

   Кстати, тогда ее называли "зиппер". Этому названию застежка обязана Бертраму Року, президенту обувной компании  "B.F. Goodrich". Просто Бертраму очень нравился сам звук открываемой и закрываемой застежки - " zzzip!" (по нашему, по-русски, "вжик!") . В 1923 году Рок выбрал "молнию" в качестве застежки для производства резиновых калош. Модель получила громкое название "Zipper Boots". К вопросу (опять же!) об авторстве слова "зиппер", то тут можно вспомнить английского писателя Гильберта Франкау, который сделал "зиппер" именем нарицательным, обозначавшим именно застежку "молнию", что, собственно, и сделало эту застежку вполне реальной и достаточно широкой в обиходе.

   А в двадцатых годах "молния" уже окончательно завоевала свое право на жизнь. Ее начали активно и методично использовать в пошиве не только обуви, но и одежды. Интересен тот факт, что эта застежка довольно долгое время не использовалась при пошиве женской одежды. Причина была прозрачна и проста - общество того времени было достаточно пуританским и считалось, что показывать открытость женщины дело щекотливое и даже безнравственное, а застежка "молния" вполне молниеносно могла показать степень доступности женщины, как вполне искренне полагали борцы за нравственность. И, тем не менее, в 1930 году мадам Шапарель, владевшая Домом моды, все же приняла смелое решение и взяла "молнию" на вооружение.

   В конечном итоге, новая застежка прочно вошла в повседневную жизнь людей. Она принесла миллионные доходы Уолкеру и Сундбэку, а к середине  XX века она окончательно прижилась и на женской одежде.

Почин был дан, мадам Шапарель стала первооткрывательницей, а судьба застежки продолжала свое восхождение благодаря уже не только дизайнерам, актерам но и даже герцогу Виндзорскому (!).  Эльза Скиапарелли - одна из великих дизайнеров того времени очень быстро поняла, что "молния" - самое лучшее решение в области производства детской одежды, и она предлагает производителям шить для маленьких пальчиков одежду на "зиппере". Именно тогда и появляется знаменитый слоган для рекламной кампании: " Ваши дети смогут одеваться сами!" И действительно, детская одежда на "молнии" мгновенно завоевала популярность, а настоящий мощнейший прорыв произошел в 1937 году, когда французский кутюрье Жан Клод вшил "молнию" в мужские брюки. И это был не просто успех. Это был стремительный взлет и абсолютный фурор. Брюки с такой застежкой разлетались, как горячие пирожки. А символом сексуальной революции "зиппер" стал с легкой руки Марлона Брандо (фильм "Дикарь" 1953 года), где он так "играл молнией", что борцы за приличия и нравственность были возмущены до предела, в то время, как борцы за свободу и раскрепощенность были просто в абсолютном восторге. Можно себе представить, что если уж в свободной и демократической стране Америке "молния" так расколола общество, то в Советском Союзе эти модерновые штучки вообще выглядели, как подрыв моральных основ и устоев развитого социализма. И, тем не менее, до 60-х годов наличие в гардеробе одежды на "молнии" считалось признаком  богатой и зажиточной жизни.

   На сегодняшний день промышленность выпускает "молнии" в очень широком спектре - металлические, пластиковые, "тракторные", спиральные, разной длины, разного цвета, специальные "молнии" для космонавтов, которые знамениты своей полной  герметичностью сцепления. Легендарные "зипперы" подходят к абсолютно любой одежде: куртки, спортивные костюмы, брюки, юбки, блузки, пальто. А здесь как раз можно увидеть "вживую" трудолюбивую "молнию" и скромные кнопочки. И не только увидеть, но и приобрести изделия с этими удивительными застежками, путь которых к нам был долог и тернист.

   Японская фирма "YKK" на сегодняшний день производит больше половины "молний" на всей планете. К ней уже  довольно близко подобрались по производству Бангладеш, Индия и Китай.

   И, хотя, "зиппер-молния" не сразу завоевала любовь и признание, но зато теперь она законный владелец лавров победителя. Теперь уже невозможно представить нашу жизнь без этого маленького, удобного и надежного аксессуара. Вот, кажется, такая простая "молния", а какую непростую и богатую историю имеет. И насколько это нужная, необходимая и повсеместная вещь.

   Конечно же, история всех застежек далеко не окончена. Полет инженерной мысли человека не имеет границ, да и мода тоже не стоит на месте, а это значит, что этот аксессуар будет продолжать нуждаться и в новых идеях, и в новых инновациях. Ну, а стимулом для новизны может стать все, что угодно.

Ну, а мы идем дальше. Впереди нас ждет еще несколько интереснейших портновских аксессуаров.